125 лет со дня рождения Владимира Маяковского


«Звенят века, и подползают поезда лизать поэзии мозолистые руки». Даже впервые услышав эти строки, их автора легко угадать – Владимир Маяковский.19 июля исполняется 125 лет со дня рождения поэта, драматурга, новатора.


Стихи Маяковского невозможно вычеркнуть из памяти. Пока звучит ноктюрн «на флейте водосточных труб», пока буржуи «едят ананасы и рябчиков жуют», пока «зажигают звезды», он жив. Он хотел «бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли – Москва». Еще до того, как стал поэтом, трижды сидел в тюрьме. Стихи начал писать в Бутырской в 1909-м, а двумя годами ранее за участие в революционном движении два раза попадал в Сущевскую полицейскую часть.


Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочёл я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?
1913


Была засада, был арест. Это была подпольная типография. Он про это написал, что пришлось есть блокнот с переплетом и адресами. Там действительно нашли листовки, прокламации, книги запрещенные.


Переулок Маяковского при его жизни назывался Гендриков. В этом доме у него была квартира, жил он, как известно, с Бриками. Это последнее пристанище поэта. Сохранилась печь оригинальная. Вот здесь столовая, здесь стоял стол, который они ставили по диагонали, когда приходило много друзей, собственно, комната самого Владимира Владимировича. Комната настолько маленькая, что кто-то из друзей вспоминал: огромный Маяковский не входил, а как будто натягивал ее на себя. Очень гордился поэт ванной, хоть и сидячая, но была она только у них. Вообще, Маяковский был до болезненности чистоплотен.


Общественным транспортом почти не пользовался, в кафе на свет проверял стаканы, в комнате на Лубянке, где этажом ниже жил венеролог, не прикасался к перилам и всем друзьям запрещал. Но в квартире в Гендриковом таких проблем не было. Прожил он здесь пять лет.
Когда произошла трагедия 14 апреля 1930 года в его рабочей комнатке на Лубянке, то тело Владимира Владимировича привезли именно сюда. Его сестры, его мама, его друзья – все пришли сюда. На лестнице стояла очередь. Многие не верили. Некоторые вообще считали, что это шутка.


Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – кто-то хочет,
чтобы они были?
Значит – кто-то называет эти
плевочки жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли, врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку, просит -
чтоб обязательно была звезда! - клянется -
не перенесет эту беззвездную муку! А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
“Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!”
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит – это кому-нибудь нужно? Значит – это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!
1914 г.


В револьвере, из которого он застрелился, был всего один патрон. За 15 лет до этого поэт уже задавался вопросом «не поставить ли лучше точку пули в своём конце». Маяковский – фигура неразгаданная, противоречивая, неоднозначная. Оттого в фильме Александра Шейна «В.Маяковский» артисты не играют – ищут. Образ поэта создавал Юрий Колокольников. «Его стихи – это, знаете, если ты к ним подключаешься, а подключиться к ним было очень непросто, поскольку надо еще смысл их понимать. В каждой фразе, в каждом слове тысячи разных образов, тысячи его мыслей
и чувств. Их надо сначала все разобрать, чтобы понять. Я их не мог выучить», – поделился актер Юрий Колокольников.


Художник, реформатор, романтик, изобретатель новых слов и хулиган, «чудотворец всего, что празднично» – он сам, как праздник, быстро завершился.


По материалам СМИ